ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИКАТОРОВ

ЛИТФОНД РОССИТЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БАЛЛАДА О ПРИМЕРНОМ МУЖЕ

БАЛЛАДА О ГАНГРЕНЕ

БАЛЛАДА О ВЕЧНОМ

О ХЛЕБЕ, КАЧЕСТВЕ ПРОДУКЦИИ И РАБОЧЕМ КОНТРОЛЕ

ПЛОХО И... ХОРОШО!

Песня для кинофильма “МЕСТО ПОДВИГА ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ”

РАЗДУМЬЕ О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ

НА СМЕРТЬ ПОЭТА

ГАВРИЛА И ЭЗОПЪ

Ангел или архангел?

D. Филатов & S. Купеев "ГАВРИЛИАДА"

 НА СМЕРТЬ ПОЭТА 


 В моей смерти
                        других виноватых
                                                    нет.
Как разинувший зев
                                        гаврик,
я во весь голос
                            заткнусь
                                             в ответ
на зов
               заводов и фабрик.

 

Нет других виноватых.
                                Кобылий бред,
что моя
                любовная лодка
разбита о быт...
                           Знайте, мне в портрет
пальнул
                футурист Володька.

 Кроме него,
                            виноватых нет.
Права будет
                        дева Марина -
как себя ни любил
                        гражданин поэт,
поэт убил гражданина.


Решение напечатать эти стихи и рассказать связанную с ними историю мы приняли со страшным скрипом в душе.

1 апреля (к этому времени проект в основном сложился) мы собрались на кухне К. обсудить план книги и заодно отметить День Дурака. Не успели мы выпить по третьей, как зазвонил телефон. Звонивший представился майором спецслужбы и осведомился, не мы те самые К. и Ф., которые намерены предать гласности труды литератора Ляцкого. Получив утвердительный ответ, собеседник спросил, не согласимся ли мы ознакомиться с прелюбопытнейшим документом, имеющим отношение к Л. Причем сделать это можно немедля – он пришлет машину, которая отвезет нас “туда, где можно и прочитать, и кое-что послушать.”

Через десять минут мы сидели в черной “Волге”, через сорок – в кабинетике на втором этаже строения в глубине Армянского переулка. Майор (лысоватый крепыш лет сорока в добротном сером костюме) одной рукой распахнул перед нами служебное удостоверение, другой – выложил на стол листок желтоватой бумаги, сложенный вдвое. Фамилия майора почему-то подзабылась (то ли Переверзев, то ли Перевозин, то ли вовсе Певзнеров), зато содержимое листочка впечаталось в нашу память намертво. Уже после, на кухне К., восстанавливая стихи по памяти, мы дивились, что запомнили абсолютно все - вплоть до разбивки строк “лесенкой”.

Мы дочитали листочек, майор засунул его в стол и попросил выслушать его “без вопросов” – тем более, что ни на какие наши вопросы он отвечать не уполномочен. Ему поручено лишь ознакомить нас с текстом и кое-что рассказать.

И вот что мы узнали.

Единственным великим поэтом новейшей истории, с которым у Д.С.Ляцкого напрочь не сложились отношения, был Владимир Владимирович Маяковский. Впрочем до Октябрьской революции они были то приятелями, то врагами, затем долго не виделись, а в 1924 году у них произошла серьезнейшая размолвка (майор не сказал, какая). После чего все шесть лет до смерти М. они друг друга без малого ненавидели. Л. ежегодно разрождался парой-тройкой язвительнейших пародий на своего недруга, причем исхитрялся доносить их непосредственно и исключительно до М. Тот по сути дела был единственным их читателем, отчего бесился еще пуще. (О содержании пародий майор не сказал ни слова). Л. называл знаменитого поэта “гавриком”(1), М. тоже не баловал врага остроумными прозвищами, именуя его не иначе как “паразитом”.

В 1930 году, после публикации поэмы М. “Во весь голос”, Л., по словам майора, “написал на нее нечто несусветное”. После чего пропал из Москвы. По которой, ясное дело, метался М. - в последнем градусе бешенства, ничего толком не объясняя, но угрожая “н-найти пар-разита и р-раздавить!” Неизвестно, где в это время был Л., но известно, что в начале апреля он получил тайное письмо от М. В нем Дмитрия Сергеевича в самых грубых выражениях звали в столицу для окончательного выяснения отношений.

Выяснение состоялось в квартире М. на Мясницкой 14 апреля 1930 года. М, против ожидания, был тих и немногословен. Усадив Л. за стол напротив себя, он достал из кармана браунинг, вставил в барабан одну пулю и положил оружие на стол. Л. попросил пару минут на предсмертную записку – М. достал из стола два листа бумаги, и дуэлянты заскрипели перьями. Когда с записками было покончено, М. крутанул “русскую рулетку” – дуло указало на него. М. взял в руки браунинг, подошел к дивану, поднес дуло к виску, и нажал курок.

Так погиб Маяковский.

Всю обратную дорогу мы молчали. Не помним, кто из нас произнес в лифте “до поры - никому!”, но возражений не последовало. Этот фрагмент книги мы вставили в ее макет последним – после вычитки гранок, перед печатью тиража.

Свои мысли о “новой версии смерти Маяковского” мы намеревались держать при себе - читатель не глупее нас, и сам разберется. Но, с другой стороны, читатель - не чурка бессердечная. Жалуемся ему на кашу в мозгах.

На какую именно? - да вот!

Если все изложенное - правда, то получается, что М. не застрелился, а погиб на своего рода дуэли. Это, на наш взгляд, ощутимо облагораживает его гибель - ставит ее вровень с трагедиями Пушкина и Лермонтова. С другой стороны, как ни крути, выходит, что Л. - убийца великого поэта. Можно по-разному относиться к М., но в том, что он - гений, сомнений нет. То же самое с дядей Митей - можно называть Л. “паразитом”, но отрицать его дарование, замечательность его судьбы, как минимум, глупо. И получается, что далеко не бесталанный литератор убил гения поэзии. Для русской литературы факт беспрецедентный и противоестественный. Да, в России (а тем более в СССР) прекрасный писатель мог запросто наподличать не менее прекрасному - но чтобы убить?! Нет, нет и еще раз нет.

Остается предположить мистификацию. Или, хуже того - провокацию спецслужб. Тем более, что в “Ответе из Литфонда” ясно говорится, что такие службы на дух не переносили дядю Митю - одних смертных приговоров ему с десяток, поди, состряпали. Если прибавить к этому традиционное почтение к М. в советских органах безопасности, упавший в последние годы интерес к его творчеству - мотив и цель провокации кажутся ясными насквозь: М. - жертва клеврета, Л. - у позорного столба. “Поэту - новое признанье, а паразиту - никогда!”

Так-то оно так, но как-то не так.

Зачем майору было звонить нам именно в День Дурака? Это же риск, что мы примем “версию” за розыгрыш - и делу конец. А главное - сама “предсмертная записка”! Мы худо-бедно разбираемся в стихосложении и поэтому с уверенностью можем кое-что сказать о ней.

1. В стихах есть надлом и вымученность. Что можно объяснить душевным кризисом поэта.

2. Они не отредактированы - первая строфа явно отличается по образности от прочих. Объяснение - ситуация, в которой писались стихи.

3. Рифмы “гаврик-фабрик”, “лодка-Володька” могли выйти из-под пера М.

4. Слово “гаврик” вероятно навеяно присутствием Л.

Но, с другой стороны:

5. Рифма-рефрен “нет-ответ-бред-портрет-поэт” нехарактерна для М. Хотя есть множество примеров, когда великие поэты писали как бы не в своем стиле.

6. Откуда такой финал? Ведь суждение Марины Ивановны Цветаевой (речь несомненно идет о нем), что в М. “гражданин убивал поэта”, но в конце концов “поэт встал и убил гражданина” - оно родилось после смерти М.! Или М. его “гениально предвидел”? Мы не мистики, нам проще предположить, что Цветаева выдала гибельный прогноз М. еще при его жизни. Но когда? При каких обстоятельствах?

И еще. Записка читается как отречение поэта от трудов на ниве гражданственности. На кой ляд это спецслужбам?

Вот такая каша...

Впрочем, не исключено, что какой-нибудь знаток творчества Маяковского в два счета докажет, что такого стихотворения просто не может быть. И положит конец нашим мучениям.


(1) Насколько нам известно, это слово Л. перенял у своей орловской тетушки. Означает оно разиню, простофилю, олуха, обалдуя и т.п.


Wowwi Home Page


  Стихи:
Wowwi
Leonid M.
 Сергей Городенский
Стихи
uncle GO
Морские песни
неликвиды

 Татьяна Перцева
Стихи
Стихи в прозе

  Стихи и Проза:
Д. Филатов & С. Купеев

  Проза:
Борис Худимов
Марина Кошкина
 Татьяна Перцева
Девочкины рассказы
сценарии снов

 Переводы:
Wowwi


© Wowwi 1999-2017 wowwi@mail.ru
Опубликовать в своем блоге livejournal.com