Марина Кошкина. Кошкины рассказы

 ДОБРЫЙ СВЕТ Стр. 7 


Он был усталый и постаревший. Вообще-то он жил в Питере, но сколько она его знала, все время работал в Москве. Они вместе с Мастером делали массу проектов, в частности, телевизионный "Хитпарад". "Сан-Ремо для бедных", - подтрунивал Мастер над их общим детищем, а режиссера называл добродушно-насмешливо: Мейерхольд из Саратова. Она вдруг некстати вспомнила, как сидела однажды за его спиной на записи "хитпарадовского" концерта. Устроившись на подлокотнике кресла, выглядывала из-за широкого плеча и завороженно смотрела, как летают над пультом его ловкие руки, превращая музыку в жаркие всполохи разноцветного света. На сцене что-то не ладилось, режиссер нервничал, выбегал к артистам. Наконец, отчаявшись, объявил перерыв. "Папа, отдохни, посиди с рабочими". Режиссер подошел к световому пульту и начал жаловаться: работать не с кем, кругом сплошная бездарность... "Папа, - вдруг серьезно спросил Мастер, - ты как себя чувствуешь?" - "А что?" - удивился режиссер. - "Да так, волнуюсь... В прошлый раз, когда Феллини умер, у тебя, вроде, тоже в боку закололо..."
На Хованском было почти безлюдно. Где-то вдалеке стрекотал эскаватор, а в пыльной листве копошились птицы. Они, растянувшись по всей дороге, шли широко и одиноко, каждый со своими мыслями. Впереди покачивался деревянный крест, и она вдруг увидела, что гроб и крест - одинакового темного дерева, дорогого и благородного. На полированных гранях ярко играло солнце - это было необычно и странно красиво. И всё остальное было тоже красиво, потому что не было вокруг дешёвой больной суеты, не было показной скорби и глянцевого официоза. Горькое мероприятие шло достойно и строго; никто не высовывался, понтуя личной близостью к Мастеру, никто не пытался погреться в лучах его уходящего света - все были равны, и каждый скрытно нес в себе свое главное чувство, заслоняя его от посторонних глаз, как нежную птаху, спрятанную в ладонях.
У могилы снова заговорил священник. По окончании молитвы все замерли: никто не решался выйти вперед, чтобы сказать о том, чем болела изодранная в клочья душа. Каждый понимал: он - лишь один из многих и не может быть первым. Боялись: из-за бессильной немоты опошлить смерть ложным словом, впасть в нечаянную фальшь. Множество людей, привыкших складно говорить и четко организовывать, стояли у его могилы молча - уронив руки и опустив головы; а над головами у всех, в звонкой тишине кладбища, щелкал и разливался соловей. "Прощайтесь," - проговорил наконец батюшка, и первым из толпы шагнул к нему сын.

Wowwi Home Page


  Стихи:
Wowwi
Leonid M.
 Сергей Городенский
Стихи
uncle GO
Морские песни
неликвиды

 Татьяна Перцева
Стихи
Стихи в прозе

  Стихи и Проза:
Д. Филатов & С. Купеев

  Проза:
Борис Худимов
Марина Кошкина
 Татьяна Перцева
Девочкины рассказы
сценарии снов

 Переводы:
Wowwi


© Wowwi 1999-2017 wowwi@mail.ru
Опубликовать в своем блоге livejournal.com