Татьяна Перцева. Девочкины рассказы

Весна в феврале Стр. 1 


Да, это было, как будто, недавно. Лет 15 или 17 назад. Странно, раньше напишешь: "Пять лет назад я влюбилась в одного футболиста", - и кажется, что это было давно. Теперь пишу: " Пятнадцать лет назад я влюбилась в одного мальчика", - и кажется, что это было вчера.
Ну, в общем, да. Пятнадцать лет назад я влюбилась в одного мальчика. Мало того, что я влюбилась, мы с ним целовались. В первый раз. По-настоящему. Он был такой...
ну, совершенный, как мечта о гелиевом шарике зеленого цвета. Зеленый цвет - мой любимый, а гелий из шарика можно вдохнуть в себя и где-то три-четыре секунды разговаривать или петь настоящим мультяшным голосом. Это незабываемо.
Мальчик Кирилл тоже был незабываемым, он смотрел на меня как на мечту. Я не могу написать, что он смотрел на меня как на гелиевый шарик зеленого цвета, потому что это моя мечта, а он, возможно, вообще ничего не знал о свойствах гелия и не орал с друзьями на даче, надышавшись из шарика, как полоумный песню: "Поооле, русскоое поооле...".
Хотя, нет, знал. Я рассказывала.
У Кирилла были самые серьезные намерения.Мы познакомились осенью, в начале учебного года, я перешла в другую школу. Он оставлял в моем почтовом ящике записки: "ТЫ неуловима, как Синяя птица. Приходил, но дома тебя не застал". Когда он заставал меня дома, мы ходили есть мороженое и гуляли по городу. Зимой посещали городской каток, как все влюбленные, встречали вместе Новый год у друзей, я должна была вскоре представить его своим родителям, как близкого друга, он - меня своим, как близкую подругу (никаких "моя девушка" - на этом я настаивала), пусть все идет своим чередом.
Однажды, в феврале он принес мне тюльпаны, настоящие-настоящие, оранжево-алые, а на 8 марта подарил веточку мимозы. Мне было приятно, потому что мой папа тоже всегда дарил маме на 8 марта веточку мимозы или оранжевую герберу.
В общем, я чувствовала себя счастливой и очень взрослой. Кирилл был выше меня на две головы, старше на год, высокий, темноволосый, худенький. Он бренчал на гитаре какие-то "нетленки" собственного сочинения, у них с друзьями была своя группа. Возникало такое чувство, что они не просто друзья, у них был свой мир, какое-то особое братство, и в этот мир пускали не всех, только близких. Я была близкой. В апреле мы с Кириллом поцеловались первый раз. Это было смешно, потому что ни он, ни я целоваться, честно говоря, не умели.
В мае я бежала свою последнюю легкоатлетическую эстафету. Кирилл очень "болел" за нашу сборную, он всегда серьезно относился к моим увлечениям и поддерживал во всем, неважно, касалось ли это легкой атлетики, театра, литературы, спортивного ориентирования. Мы разговаривали с ним о музыке, кино и технике, он собирался поступать в СПБГУ и звал меня с собой. Я не возражала, мы строили планы на будущее. Еще он, наверное, больше меня жалел, что я бросила музыкальную школу. Ну, прямо как папа.

Wowwi Home Page


  Стихи:
Wowwi
Leonid M.
 Сергей Городенский
Стихи
uncle GO
Морские песни
неликвиды

 Татьяна Перцева
Стихи
Стихи в прозе

  Стихи и Проза:
Д. Филатов & С. Купеев

  Проза:
Борис Худимов
Марина Кошкина
 Татьяна Перцева
Девочкины рассказы
сценарии снов

 Переводы:
Wowwi


© Wowwi 1999-2017 wowwi@mail.ru
Опубликовать в своем блоге livejournal.com