Татьяна Перцева. Девочкины рассказы

 Весна в феврале Стр. 2


В тот день, когда я бежала свою последнюю эстафету, перед ее началом, отец сообщил мне, что мой старший брат погиб. И я побежала.
Потом были похороны, поминки, поминки, поминки. Кирилл как мог старался понять и поддержать, но случилось то, что должно было случиться. Я потерялась в своих ощущениях, я разозлилась, я не смогла пережить это легко. Поэтому, все изменилось. Легкость исчезла, появилась тяжесть, жизнерадостные планы сменило уныние. Наверное, так начинается депрессия у близких родственников умершего человека, но откуда мне тогда было знать, что такое депрессия. Мне было тяжело, Кириллу еще тяжелее. Он не смог мне помочь, потому что я просто запретила ему приходить ко мне и не желала с ним больше встречаться.
Мы пересекались в школе, но я научилась делать вид, что не замечаю его. "Его просто нет, забудь". Ему было очень больно от того, что я делала с нами. Мне - тоже. Зачем это было нужно? Затем, что каким-то седьмым чувством позвоночника я понимала, что ему со мной будет плохо, потому что внутри у меня - черная дыра, и теперь я бесконечна в своей пустоте. Для объяснения просто не хватило бы сил, потому что, если по-настоящему любишь, то желаешь только добра и счастья. Мое добро после смерти старшего брата закончилось, мне стало противно смотреть на счастливеньких людишек. Но Кирилл не относился ко всем, его надо было просто спасти. От меня и от моей злости ко всему живому.
Я забросила спорт, театр, музыку, начала "запоем" читать все подряд. Переехала жить в книжный мир. Реальность больше для меня не существовала. Автоматически окончить школу, автоматически приходить домой, автоматически есть, автоматически спать. Я разрешила себе жить только в книгах, так можно было спастись и спасти близких людей от себя, от своих почерневших ржавых мыслей. Я еще помнила как быть счастливой, но уже очень размыто. Следы на мокром морском песке исчезали, солнце садилось, рыба отчаянно била плавниками, до воды не так далеко, еще можно было успеть добраться до океана...Интересно, рыба может потерять сознание от обезвоживания организма?
Прошло более полугода. Однажды в феврале, я нашла в своем почтовом ящике букет оранжево-алых тюльпанов и догадалась от кого они. У ящика давным-давно был сломан замок, и он широко разевал свою дырчатую пасть, показывая железные внутренности. Обычно, внутренности были наполнены бесплатными рекламными газетами, и вдруг - цветы. Тюльпаны. Никто не стащил, не унес, не присвоил. Наверное, люди проходили мимо, брали почту и улыбались, вспоминая о чем-то своем, родном и близком. Если спрятать лицо в цветы и вдохнуть их запах, то сразу наступает весна, выглядывает солнце, ведь, где-то на земле есть человек, который думает о тебе хорошо, потому что ты это чувствуешь: "Он думает обо мне хорошо". От этого знания вдвойне приятней, веселей, улыбчивей, светлее жить. Я подумала, что можно было бы встретиться с Кириллом, попробовать объяснить ему про эту черную дыру, он поймет, он сможет понять. А потом, когда наступит весна, мы бы, как обычно, погуляли по Набережной, поели мороженого, покатались на Чертовом колесе и выпили по чашке кофе в нашем любимом кафе.Тюльпаны стояли на столе у окна, в широкой вазе. За окном лежал снег, а внутри голосом Анны Герман пела весна: "Приходит время, с юга птицы прилетают, снеговые горы тают и не до сна..."
Буквально через несколько дней заболел отец, его отвезли в больницу, сделали рентген и "наградили" диагнозом. Радикулит. У него очень болела спина, он уставал, но ходил каждый день на работу. В апреле мы все начали замечать нездоровый румянец на его щеках, в мае его родная сестра, работавшая в больнице, настояла на том, чтобы он прошел повторное обследование.
В июне он умер от неоперабельного рака почки. Слишком много прошло времени с момента первого обследования, слишом мало осталось времени, чтобы понять неизбежное.
С Кириллом тогда мы так и не встретились, но каждый год в феврале, до своего отъезда, я находила букет тюльпанов в почтовом ящике. Позже, его друзья рассказали мне, что он поступил в СПБГУ. Мой отъезд перенес плохо, и велел больше никому из них не упоминать при нем даже мое имя.
Сегодня, гуляя по торовому центру в районе Восточного Хельсинки, я увидела букеты. Тюльпаны. Может, купить домой? Фиолетовые, красные, оранжево-алые...февраль. Почтовый ящик. Открытая пасть. Железные внутренности. Черная дыра. Бесконечная пустота. Маленькая белая точка. Сияющий свет. Новое рождение. Прости.
Через пятнадцать лет. Спасибо тебе за весну в феврале. Твои цветы помогли мне тогда не сломаться. Ведь до сих пор я чувствую, что где-то на земле есть человек, который, несмотря ни на что, думает обо мне хорошо.

Wowwi Home Page


  Стихи:
Wowwi
Leonid M.
 Сергей Городенский
Стихи
uncle GO
Морские песни
неликвиды

 Татьяна Перцева
Стихи
Стихи в прозе

  Стихи и Проза:
Д. Филатов & С. Купеев

  Проза:
Борис Худимов
Марина Кошкина
 Татьяна Перцева
Девочкины рассказы
сценарии снов

 Переводы:
Wowwi


© Wowwi 1999-2017 wowwi@mail.ru
Опубликовать в своем блоге livejournal.com