Татьяна Перцева. Житие в бытии (сценарии снов)

Она похожа на любовь (триптих) Стр. 1 


Мы дожили до зимы. Теперь бы дожить до лета.

Усталость
Она похожа на любовь по описанию Ларошфуко, только с точностью до наоборот: "Никто о ней не говорит, но каждый её знает".
Усталость имеет какой-то метафизический вселенский масштаб, и поэтому вовсе не тревожит тебя, как будто, так и было всегда. Состояние усталости похоже на большое мягкое покрывало, в котором ты покачиваешься в такт своим мыслям, как в колыбели. Говоришь по телефону, сидишь в кафе, летишь в самолете, едешь в метро, гуляешь по городу - устала.
Вот перед тобой Москва, выходишь из квартиры друзей, едешь на Пушкинскую, пьешь кофе - устала. Смотришь "Нет смерти для меня" Литвиновой, и "Справку" Муратовой в "Цвете ночи", делаешь фотографии своей знакомой. Ей нравится, а ты устала. Улыбаешься в объектив, закидываешь голову, пытаешься шутить. Отстраненно смотришь на происходящее.
Лишь на какой-то момент воспоминание о неподдельной человеческой искренности и готовности помочь заставляют тебя найти в себе силы для благодарности. Через две минуты покрывало усталости укутывает тебя, прячет поглубже.
Люди проходят мимо, фотографии осенней Москвы, метро, маршрутки, улица Космонавтов, регистрация, опять автобус, соседи говорят о своем, знакомые лица и незнакомые.
Номер в пансионате, желтая листва, космические пейзажи.
Чай, фотографии, портреты, живой классик, мемуары ближе к пятидесяти, "Палата номер 6" Шахназарова. Усталость.
Аэропорт Домодедово, экспресс от Павелецкого вокзала в 14.00, успеть бы. К усталости примешивается страх, на руках только электронный билет, не успела, не позвонила.
Игги Поп в наушниках поет о том, что его пассажир едет. Смотрит в окно. Следом за ним, падшие в осень поэты голосом Марко Сааресто вкрадчиво спросят, где нам провести черту, а корзиноголовый виртуоз Бакетхэд пожалуется, что медленно сходит с ума, когда слышит твой голос в телефонной трубке. Ты мысленно предложишь ему сойти с ума вместе. "Куда бы ты ни отправилась, что бы ты ни делала, я буду ждать тебя здесь". Он тоже устал.
Самолёт взлетает, страх отступил, остаётся только усталость. Вылет из Москвы в 16.30, прибытие - 17.10. Часовые пояса. Два с половиной часа, где вы?
Вена встречает дождём. Элегантные люди. Ещё один шарф. Красный.
Гостиница, усталость, тёплая ванна, окно под потолком, кусок крыши.
Разные люди, автобус, римский город, гладкий камень в кошельке, Девичья башня, легенды Девина, университет в Братиславе, Милан Руфус: "Слова - церковные ступени./Ни более, ни менее", вечером уже в Вене, кафе "Кафка".
А потом солнце, Хофбург, военный парад, королевские сады, Венская опера, яблочный штрудель, кофе меланж, яблоко в красной карамели на тоненькой палочке.
Вечер, усталость, где же этот дом без углов? Метро, большая буква "U", сиреневая пересекается с красной и зелёной линиями. История одной увядающей розы, фотоаппарат в сумке, аэропорт.
Самолет. Большое мягкое покрывало. Осенью любовь к городам становится какой-то особенно тонкой и пронзительной. Может быть, это начало депрессии? Хельсинки. Солнце косо раскрашивает огромные кленовые лапы деревьев, звоночки трамваев повисают на проводах. Если на проводе увидеть не звоночек, а человека, то это самоубийство. Еще человек может не висеть, а лежать на асфальте перед многоэтажным домом. Значит, прыгнул. Значит, устал.
Скоро ты будешь дома. Включишь компьютер. Напишешь друзьям: "Спасибо за все!" Метафизический вселенский масштаб сна.
Ты понимаешь, что спишь, и это вовсе не тревожит тебя. Как будто, так и было всегда.

Wowwi Home Page


  Стихи:
Wowwi
Leonid M.
 Сергей Городенский
Стихи
uncle GO
Морские песни
неликвиды

 Татьяна Перцева
Стихи
Стихи в прозе

  Стихи и Проза:
Д. Филатов & С. Купеев

  Проза:
Борис Худимов
Марина Кошкина
 Татьяна Перцева
Девочкины рассказы
сценарии снов

 Переводы:
Wowwi


© Wowwi 1999-2017 wowwi@mail.ru
Опубликовать в своем блоге livejournal.com