Однажды он вернулся с охоты, подошёл к чуму, слушает. А там фыргынь на оленьих шкурах катается и распевает:

Я с Хасингстом убежала! Олений лоб, олений лоб!

Как много в нашем чуме стало оленьих ног, оленьих ног!

Я сына женщины украла! Олений лоб, олений лоб!

Приносит удалец немало оленьих ног, оленьих ног!

Хасингет вошёл в чум. Ведьма вскочила. Она подумала: "Парень, наверное, слышал мою песню. Что делать? Надо всыпать ему в еду травы, которая отбивает память". Она начала готовить еду. Положила мясо в котел. Хасингет лёг, будто очень устал, глаза закрыл, а сам из-за рукава подсматривает. Старуха начала что-то трясти над котлом. Трясёт рукой и шёпотом напевает.

Хасингет встал. Старуха фыргынь говорит: - Вот, сынок, ешь, я сварила, постаралась.

Хасингет говорит; - Нет, мама, я есть не хочу.

вернуться Другие Начало продолжить

Wowwi Home Page

Сказки вслух
Китайские
Туркменские
Грузинские
Пакистанские
Абхазские
Африканские*
Братец Кролик
Португальские
Японские*
Шотландские
Шведские
Легенды Крыма
Русские
Латышские
Шорские
Сказки Севера

Гиперссылки

Сказки
 


© Wowwi 1999-2017 wowwi@mail.ru
Опубликовать в своем блоге livejournal.com